Новости сайта
Законодательные акты и судовые решения по мебели


Изготовление и продажа мебели регулируется целым рядом законодательных актов. Технический Регламент «О безопасной мебельной продукции» один из самых значимых документов в этой отрасли.

Технический регламент предусматривал поэтапное приведение всех норм, предъявляемых к мебели. Процесс растянут на достаточно длительный срок, что позволяет мебельщикам подготовиться к новым правилам.

1 марта 2016 года – это еще один этап для мебельщиков. С этого времени выходит ГОСТ 20400, он определяет мебель по конструкционному и эксплуатационному назначению.

С 1 марта мебель, которая изготовлена за пределами России, также подлежит обязательной сертификации. Как это может повлиять на рынок мебели? Сейчас мебельная отрасль переживает не лучшие времена, а нововведения могут создать новые трудности не только для производителей, но и для импортеров. Для российских производителей эти сложности могут коснуться только сроков сертификации, так мебель должна сертифицироваться на протяжении 2-3 недель, а после этого ее соответственно промаркируют, и только потом спустя определенное время (а это может занять до 2-3 месяцев) продукция появится в продаже. Не смотря на то что в запасе у мебельщиков было время, многие не успели подготовиться к переходному периоду. А это грозит тем, что ассортимент мебели снизится.

Как поведут себя зарубежные производители и поставщики мебели? Сложнее дело обстоит с импортом. Согласно с нормативами процедуру сертификации можно пройти только непосредственно на производстве. В результате качественный импорт, столкнувшись с проблемой, скорее всего, предпочтет и вовсе покинуть рынок. Согласно статистике, огромная доля мебельного рынка принадлежит продукции из азиатских стран. Продукция китайских производителей не всегда соответствует гигиеническим нормам (по количеству формальдегида, фенола, прочности, устойчивости), а если учесть, что новые нормы достаточно жесткие и их трудно выполнить, то стоит ожидать, что дешевая продукция из Китая будет ввозиться по поддельным сертификатам.

Специалисты однозначно утверждают, что в качестве мебели, выпускаемой отечественными производителями и прошедшую сертификацию, можно быть уверенным. А вот по отношению к импортной мебели такой уверенности нет, ведь на данный момент нет однозначного механизма доставки товара в сертификационные центры и последующей доставки продукции на реализацию. Есть определенные опасения, что требования могут создать новые возможности для коррупции, а также появлении черных» сертификатов, а соответственно и мебели сомнительного качества.

Вся ли отечественная продукция имеет сертификаты? Однозначно нет. По подсчетам специалистов доля не сертифицированной мебели составляет около 30%. Такая мебель может производиться подпольно – в гаражах, цехах. Увы, спрос на такую мебель есть, и все из-за низкой цены. Ведь таким производителям не нужно платить налоги, проводить сертификацию, да и качество материалов оставляет желать лучшего. Сейчас в России работает более двух с половиной тысяч мебельных предприятий, при этом доля мелких производителей достаточно большая – их около 60 – 65 процентов. Для небольших предприятий обязательная сертификация может стать проблемой, если они не смогут обеспечить сертификацию непосредственно на производстве, то понесут дополнительные затраты на логистику. В связи с этим, покупателям рекомендуют внимательно отнестись к выбору мебели.

Выбор компании по сертификации это отдельная тема. Для того, чтобы в дальнейшем у производителей мебели не возникло проблем, нужно выбирать официальные центры, которые имеют соответствующее разрешение на проведение экспертиз и выдачу сертификатов. Если обещают выдать сертификат за 1-3 дня, то стоит учесть, что это технически невозможно. Есть определенная процедура получения сертификата: первоначально подается заявка на сертификацию, которая должна быть зарегистрирована органом по сертификации в специализированной государственной программе Росаккредитации – ФГИС, это занимает до трех дней. После этого тестируемые образцы направляются на испытания в лабораторию, где также происходит регистрация заявки от органа по сертификации (этот процесс может также занять до 3х дней). В последующем формируется протокол испытаний, в зависимости от вида мебели это занимает от 5-ти до 10 дней. После проведения необходимых исследований, лаборатория во ФГИС Росаккредитации должна опубликовать протокол испытаний. И только после этого орган по сертификации выдает сертификат соответствия. Другого пути получить документ не существует.

И немного о судовых решениях по поводу мебели. В таких делах бывает много казусов и интересных моментов. Вот некоторые решения.

Так, УФАС России недавно рассмотрело жалобу по поводу рекламы Юргинской мебельной компании. Реклама прозвучала в эфире радио «Серебряный дождь», в ней говорилось, что «Здесь производят самую лучшую мебель в России». Такое утверждение по мнению УФАС, является нарушением статьи 5 Федерального закона «О рекламе», так как содержит некорректное сравнение мебели компании с продукцией других компаний. Соответственно эта реклама утверждает, что у других компаний продукция имеет более низкое качество. А документального подтверждения, что именно так и обстоят дела, Юргинская мебельная компания предоставить не смогла. В связи с этим, комиссия Кемеровского УФАС России вынесла решение и выдала компании соответствующее предписание.

Очень интересно решение Верховного суда Индонезии в отношении известной компании IKEA. Суд потребовал от IKEA изменить свое название, так как в стране уже существует компания с таким названием. Компания IKEA проиграла суды двух инстанций: первое решение было вынесено судом первой инстанции еще в 2014 году, а позже такое же решение вынес и Верховный суд Индонезии. В решении указано, что в стране есть небольшая компания IKEA (Intan Khatulistiwa Esa Abadi), которая специализируется на изготовлении мебели из ротанга. Свое название она зарегистрировала в 2013 году. А что касается шведской IKEA, то в решении сказано, что ее товарный знак был зарегистрирован в 2010 году, но на протяжении трех лет она активно не использовала свой бренд в коммерческих целей, поэтому это название было исключено из государственного реестра. Так что известность и размер компании не имеет значения для индонезийской судовой системы. Суд выступил на стороне отечественного производителя.

Назад